Связь бога ветра с обезьяной и змеей. Скульптура из собрания Музея искусств Метрополитен

В собрании Музея искусств "Метрополитен" находится пусть и небольшая (39,5 см. в высоту), но замечательная по замыслу и исполнению ацтекская скульптура Кецалькоатля, представленного в виде паукообразной обезьяны в облачении бога ветра Ээкатля.

Бог ветра в виде обезьяны с вытянутыми губами. Ацтеки, XIII-XVI вв. н.э. Коллекция The Metropolitan Museum of Art.
Бог ветра в виде обезьяны с вытянутыми губами. Ацтеки, XIII-XVI вв. н.э. Коллекция The Metropolitan Museum of Art.

Сама поза животного символична. На первый взгляд кажется, что передние конечности обезьяны уперты в пьедестал, однако это обманчивое ощущение: передними, поднятыми вверх и заведенными за спину лапами, она удерживает свой хвост, завитый спиралью. Соответственно, изображение вовсе не статично, т.к. примат запечатлен в динамике, в погоне за своим хвостом.

Паукообразные обезьяны очень подвижны, пластичны, постоянно крутятся и вертятся, гоняются за своим хвостом подобно вихрю, а потому они часто отождествлялись с Кецалькоатлем-Ээкатлем. Связь бога ветра с этим животным прослеживается и в мифе о сотворении мира (о пяти солнцах), когда последние выжившие обитатели эпохи второго солнца обратились обезьянами.

Бог ветра в виде обезьяны с вытянутыми губами. Ацтеки, XIII-XVI вв. н.э. Коллекция The Metropolitan Museum of Art.
Бог ветра в виде обезьяны с вытянутыми губами. Ацтеки, XIII-XVI вв. н.э. Коллекция The Metropolitan Museum of Art.

Вытянутые губы обезьяны символизируют дуновение ветра. Крупные ушные украшения выполнены в виде глифов «драгоценность», подчеркивающих божественную суть изображенного животного, и изогнутых кулонов, напоминающих раковины. На груди бога, под ожерельем, окаймленным морскими ракушками, представлена его пятиконечная эмблема-пектораль с символом ветра/звука/раковины, выполненного в виде завитка.

Раковина стромбуса – важный атрибут Кецалькоатля. С ней было связано задание, порученное богу ветра и Шолотлю коварным богом смерти Миктлантекутли в мифе о сотворении людей. Кецалькоатль и его спутник должны были четырежды обойти царство мертвых, трубя в раковину. Лишь после этого они могли забрать кости обитателей предыдущих миров. Завиток, символизирующий раковину, использовался ацтеками и для изображения ветра и звуков, пения и речи.

Бугристые края пьедестала, вероятно, являются отсылкой к образу змея, также отождествлявшегося с Ээкатлем. Змеи сворачиваются кольцом или обвивают различные объекты, образуя спираль, напоминающую вихрь. Часто они дополняют образ обезьяны в скульптурных изображениях Кецалькоатля-Ээкатля. Можно вспомнить и то, что само имя Кецалькоатля расшифровывается как пернатый змей.


Источники:

  1. James Maffie. Aztec Philosophy: Understanding a World in Motion. 2014.

  2. "Annals of Cuauhtitlan", in History and Mythology of the Aztecs: The Codex Chimalpopoca. Translated by John Bierhorst, 1992.

  3. “Legend of the Suns,” in History and Mythology of the Aztecs. Translated by John Bierhorst, 1992.


A-Gallery | Древнее искусство. Археология. Антиквариат.

Коллекция предметов доколумбовой Америки: www.a-gallery.ru/dokolumbova-amerika