Боги агавы и пульке в колониальное время

Ритуальное и практическое значение агавы для мезоамериканских индейцев сложно переоценить. Так, сок этого растения индейцы отождествляли с кровью Майяуэль – молодой богини земли и плодородия. Кецалькоатль похитил ее с небес и привел в Мезоамерику, чтобы подарить людям агаву.

Майяуэль. Кодекс Лауд. The Bodleian Library, Oxford.
Майяуэль. Кодекс Лауд. The Bodleian Library, Oxford.

Однако агаву ценили не только за сок. Многие части этого растения, в т.ч. листья, цветы и сердцевину, употребляли и до сих пор употребляют в пищу. Для многих народов Мексики агава и поныне остается одним из важных источников пропитания.

Кроме того, из ее волокон вили веревки, из ее листьев делали бумагу, а ее шипы использовали в церемониях подношения крови.

Шипы агавы в церемонии подношения крови. Фрагмент кодекса Мальябекки. Коллекция Biblioteca Nazionale Centrale di Firenze.
Шипы агавы в церемонии подношения крови. Фрагмент кодекса Мальябекки. Коллекция Biblioteca Nazionale Centrale di Firenze.

Вероятно, именно ритуальное значение агавы и ее сока и привело к тому, что во многом позитивный образ как Майяуэль, так и других связанных с этим растением богов был существенно искажен после вторжения европейцев.

Индейскую религию и культурные традиции начинают активно критиковать, запрещать и извращать. Лучше всего это прослеживается в кодексах колониального времени.

Так, в комментариях к кодексу Риос Майяуэль называют матерью Центеотля, бога кукурузы, из погребенного тела которого, согласно мифам, произрастает кукуруза, хлопок и другие растения. Эта трактовка вызывает вопросы, т.к. скорее выражает мнение автора, нежели опирается на индейские источники, но в целом выглядит достаточно невинно. Однако дальнейшие комментарии раскрывают негативный настрой автора. В них он приравнивает «изобилие, приписываемое Центеотлю» к «чувству насыщения или опьянения, вызываемому вином». Таким образом сразу два божества оказываются связанными с пьянством.

Центеотль. Кодекс Риос. Bibliotheca Apostolica Vaticana.
Центеотль. Кодекс Риос. Bibliotheca Apostolica Vaticana.

В кодексе Мальябекки Майяуэль и вовсе называют демоном растения, чей сок вызывает интоксикацию и опьянение.

Ее детей Сенцон Тоточтин, в том же кодексе именуют "четырьмя сотнями пьяных богов". При этом полностью игнорируется, например, их связь с землей и плодородием, а внимание акцентируется исключительно на пьянстве.

Сенцон Тоточтин на празднестве. Фрагмент кодекса Мальябекки. Коллекция Biblioteca Nazionale Centrale di Firenze.
Сенцон Тоточтин на празднестве. Фрагмент кодекса Мальябекки. Коллекция Biblioteca Nazionale Centrale di Firenze.

Отдельно досталось богу медицины Патекатлю: "... один из четырех сотен тех, кого индейцы называют богами вина и пьяниц...". Его связь с медициной извращается и объясняется тем, что "вино было как лекарство для них (индейцев)".

Патекатль. Кодекс Риос. Bibliotheca Apostolica Vaticana.
Патекатль. Кодекс Риос. Bibliotheca Apostolica Vaticana.

В кодексе Теллериано-Ременсис Патекатля и вовсе прямо отождествляют с Майяуэль, называя его богом пульке. Богу медицины в комментариях присваивается титул "Владыка вина".

Примеров подобных искажений много, и, возможно, хоть и сложно в это поверить, они не всегда являлись следствием злого умысла. Очернение покоренных народов, их богов, их традиций оправдывало жестокость захватчиков даже в собственных глазах.


A-Gallery | Древнее искусство. Археология. Антиквариат.

Коллекция предметов доколумбовой Америки: www.a-gallery.ru/dokolumbova-amerika